Главная » Финансы » ТМК ожидает роста потребления труб

ТМК ожидает роста потребления труб


02.12.2016    | Финансы

Распечатать

02.12.2016 18:05

О проблемах трубной отрасли, деятельности компании в России и мире, перспективах развития, роли РСПП в создании новых стандартов рассказал в интервью Дмитрий Пумпянский, председатель совета директоров «Трубной металлургической компании».

Председатель совета директоров «Трубной металлургической компании», член бюро правления РСПП Дмитрий Пумпянский в интервью ведущей Наиле Аскер-заде рассказал о том, как ТМК работает на американском и российском рынках.

— Как в секторе по производству труб идет процесс импортозамещения и смогут ли российские компании полностью заместить их импорт?

— На сегодняшний день практически такого количества импортной продукции, как это было в 90-е годы вначале 2000-х годов, уже давно нет. На сегодня российская трубная отрасль полностью может удовлетворить потребности российских нефтяных, газовых компаний. Российских потребителей машиностроения, строительства. Практически всех отраслей — оборонной промышленности, космоса.

Когда были введены экономические санкции против России 2 года назад, была небольшая часть импорта, которая присутствовала в силу экономических причин. Некоторые потребители ушли с российского рынка. Мы их быстро заместили. Наши потребители, а это крупнейшие газовые компании, и не только России, но мы говорим о РФ, а в России – это все без исключения российские газовые компании, они ничего не почувствовали.

Сегодня мы работаем с нашими потребителями по программе, которую мы называем не импортозамещение, а импортоопережение. С крупнейшими покупателями, такими, как «Газпром», «Роснефть», «Лукойл», «Сургунефтегаз», «Газпром нефть» и многими другими заключены долгосрочные программы научно-технического сотрудничества на 5 — 6 лет, которые предусматривают планы по освоению различных месторождений.

Мы должны под эти планы проектировать и разрабатывать технологии производства совершенно новых марок стали, групп прочности, всего комплекса, который характеризирует качество и долгосрочное использование наших изделий.

Мы сегодня смотрим с «Газпромом», как осваивать Ковыктинское и Чяндинское месторождения. Как дальше осваивать Астраханское газовое месторождение. С «Роснефтью» заключено соглашение по освоению арктического шельфа, с «Газпром нефтью» работаем по месторождению «Приразломное». С «ЛУКОЙЛом» это Каспийское море, месторождения Филановского, Корчагина, то есть везде мы находимся на острие, знаем потребности наших потребителей, и никакого беспокойства здесь я не вижу.

— Но и вам приходится постоянно осваивать новые технологии для того, чтобы удовлетворять спрос?

— Безусловно, да. И в этом смысле иногда кажется, что трубная продукция достаточно стандартная и, скажем так, скучная, ничего подобного. Когда речь идет об освоении морского шельфа, глубинного бурения в Арктике или бурение в условиях вечной мерзлоты, бурение и добычи нефти и газа в тяжелых условиях, связанных с агрессивными средами, с большим содержанием сероводорода, углекислого газа, это все необычные условия, в общем-то, обычная нефть, она кончается.

Условия добычи все более и более ухудшаются, и в этом смысле мы идем за нашими потребителями, и для того, чтобы бурить в таких тяжелых, агрессивных условиях необходимы совершенно другие продукты. Это герметичные резьбовые соединения, трубы у нас высокопрочные, их сварить нельзя. Они у нас свинчиваются. А чтобы через эти резьбовые соединения не текла нефть или не свистел газ в глубинных скважинах, потому что это и безопасность и сведенное на нет все усилия по формированию буровой колонны. Это огромные затраты для нефтяников и газовиков.

Нам приходится заниматься серьезной наукой, только у нас в компании 3 научно-исследовательских центра. Один в Челябинске, один в Хьюстоне, в США, и сейчас мы строим 3-ий самый большой здесь в Москве, в Сколково. Где мы имеем полноразмерную базу испытаний, мы имеем полноразмерную базу исследовательских работ начиная от металлургических исследований, разработки новых методов выплавки стали, новых марок стали, термомеханической обработки изделий, финишной обработки и заканчивая натурными испытаниями, разработкой премиальных соединений, математическими расчетами методов конечных элементов. Есть различия это не только металлургическая наука, не только физика, не только химия, но и очень много механики, конструкторских работ. Сочетание всего этого придает инновационность нашим продуктам.

— Как ситуация в строительном секторе отразилась на трубной промышленности?

— Рассмотрим проблему с двух сторон посмотреть. У нас в группе Синара есть компания «Синара – Девелопмент» есть достаточно большое строительное подразделение. Мы были выбраны, как агенты, как генеральный подрядчики для строительства стадиона к Чемпионату мира по футболу в городе Екатеринбурге, который будет назван к Чемпионату мира Екатеринбург — арена. Компания присутствует на региональном строительном рынке в Свердловской, в Волгоградской, в Карачаево-Черкесии и в ряде других регионов нашей страны.

Мы чувствуем напряжение на рынке, например в жилищном строительстве идет снижение покупательского спроса особенно в этом году. Мы составили не очень оптимистичный прогноз на 17-ый год. Мы думаем, что примерно уровень 16-го года будет сохранен. Мы не видим роста потребительского спроса в области жилищного строительства.

В области промышленного строительства, строительства уникальных объектов основной инвестор сегодня – это российское государство. И Российская Федерация продолжает инвестировать в регионах, через региональное правительство, и в части участия в федеральных программах.

Мы считаем, что темпы будут оставаться на том же уровне, и видим определенный оптимизм. Но соответственно и металлурги, в том числе производители трубной продукции, они тоже видят это снижение на рынке. На рынке труб применяемых в строительстве ожидаем падение 5 -7 процентов. Надеемся, что в следующем году нам удастся закрепиться на этом уровне и не допустить дальнейшего падения спроса.

— Строительство стадиона завершите в срок?

— Да, у нас других, во-первых, вариантов нет. Во-вторых, у нас достаточно профессиональная команда. Мы строим не первый такой объект по масштабу, сопоставимые объекты уже были.

Например, строительство горнолыжного курорта Архыз, строительство различных уникальных выставочных комплексов в Свердловской области. Мы знаем, что нужно делать, как нужно делать. Очень плотно взаимодействуем с нашим заказчиком ФГУП «Спорт-Инжиниринг». Каких-либо беспокойств нет, очень квалифицированные подрядчики с нами работают. Это и Курганстальмост , который много построил стадионов, применяя стальные конструкции собственной разработки. Профессиональная команда проектировщиков и архитекторов, в общем, коллектив подобрался боевой, все понимают свою задачу. Думаю, что опасений тут быть недолжно. Пока идем в графике, даже с небольшим опережением.

— У ТМК есть американские активы, с учетом непростой ситуации, в том числе на рынке нефти, вы не планирует их продавать? Какая дальнейшая стратегия?

— В 2008 году приобрели ряд американских активов. Мы оцениваем американские активы для нас одним из стратегических приобретений, потому что с приобретением американских трубных заводов мы стали по-настоящему глобальной компанией.

Компания является крупнейшим в мире производителем стальных труб по объемам произведенной продукции на протяжении последних 6-ти лет. Пальму первенства никому отдавать не собираемся. Для этого есть все основания. Самый большой наш рынок – это Россия наш главный домашний рынок.

В условиях падения цен на нефть и падения спроса на трубную продукцию во всем мире доля России в нашем производстве возросла до 65 — 70 процентов.

Что касается американских активов, то на сегодняшний день мы входим в тройку крупнейших производителей труб для нефтяной промышленности и добычи сланцевого газа в США и в Канаде, мы имеем около 12 производственных площадок. По размерам производства они не такие большие, как наши российские трубные заводы, но достаточно мобильны и достаточно современны.

Мы за 10 лет делали определенные инвестиции, и вывели их на определенный технологический уровень. Технологической уровень оснащенности наших российских трубных заводов гораздо выше на сегодняшний день, наши американские коллеги приезжают сюда, завидуют нашим российским коллегам, даже внутри одной компании. Но, тем не менее, это серьезная доля на рынке, это возможность поставлять покупателю не только американскую, но и российскую трубу.

Компания производит трубы в 6-ти странах, в 15-ти странах мы имеем постоянные торговые представительства. Мы осуществляем поставки в 80 — 85 стран, но домашними рынками мы считаем Россию и США.

Исходя из тех условий, которые сейчас сложились на рынке США, продавать активы никакого смысла не имеет, потому что эти активы достаточно мало стоят, с точки зрения рыночной стоимости. Мы надеемся на то, что худшие времена уже прошли. Мы думаем, что 16-ый год был самым плохим с точки зрения вот спросы на трубную продукцию, с точки зрения количества буровых установок, которые добывали нефть и газ в США.

Последние 2 месяца идет постоянный рост количества буровых в США, и мы видим возрастающий спрос на трубную продукцию, нашу трубную продукцию в США. Соответственно ,мы смотрим в 2017 год с воодушевлением и надеемся работать с прибылью. В ноябре — декабре этого года мы выходим на точку безубыточности, несколько предыдущих кварталов приходилось работать в убыток. К сожалению, в виду такого низкого спроса некоторые заводы были остановлены. Но сейчас ситуация улучшается, и мы считаем, что мы еще поборемся с конкурентами на территории североамериканского континента.

— С приходом нового президента как-то ситуация в этом секторе может поменяться в лучшую сторону?

— Все надеются, мы тоже надеемся. Согласно озвученных заявлений Дональд Трамп настроен больше на развитие традиционных отраслей промышленности, которые мы, в том числе представляем, на больший протекционизм для американских потребителей.

Есть надежда, что американская металлургия, угольная промышленность, та же самая трубная промышленность, нефтяная промышленность будут переживать определенный ренессанс. Но посмотрим, как будет на самом деле.

— Компания планирует участие в проекте высокоскоростной магистрали «Москва- Казань»?

— Наше предприятие по производству тягового и мотор-вагонного подвижного состава – это «Синара транспортные машины» с нашим флагманским заводом «Уральские локомотивы». Это наше совместное предприятие с компанией Siemens. Это предприятие по производству современных электровозов с синхронным тяговым приводом и электропоездов «Ласточка», которые уже всем известно. Это предприятие в России единственное, которое освоило технологию производства высокоскоростных поездов из экструдированного алюминия. Новые «Сапсаны» будут закупаться РЖД. Они будут производиться уже не в Германии, а будут производиться в Свердловской области на заводе «Уральские локомотивы».

Конечно, проект «Москва – Казань» или как иногда его называют «Москва – Пекин» в глобальном смысле, а сейчас уже идут разговоры, что это будет «Пекин – Европа». Для запуска магистрали потребуется 5 лет на проектирование поезда. По прошествии этого срока поезд может быть поставлен потребителю.

Условия каждой высокоскоростной магистрали индивидуальны, ничего стандартизированного в этом мире нет. Это будет одна из лучших высокоскоростных магистралей в мире со средней скоростью до 400 километров в час. Это очень быстро, это быстрее, чем в Европе, это сопоставимо с сегодняшними скоростями в Китае.

Мы сформировали специальное конструкторское бюро, выделили из общего количества конструкторов специальную бригаду, которая постоянно занимается и с китайскими, и с немецкими коллегами, и с РЖД разработкой нового поезда.

Компания представит новый поезд на следующей выставке «Инопром», которая пройдет в июле 2017-го года. Сначала мы покажем серьезный макет, то есть надо фактически изготовить поезд, потом 2 года его надо сертифицировать — опытная обкатка и эксплуатация.

— Вы возглавляете комитет РСПП по техническому регулированию. В марте, выступая на съезде РСПП, вы говорили о тех проблемах, которые надо решить по вопросу сертификации продукции. Вас поддержал президент. Что было сделано за последние 8 месяцев. Удалось ли продвинуться?

— Проблемами сертификации мы занимаемся 12 лет. Технические регламенты, стандарты, оценка соответствия это не какие-то сложные параметры и сухие цифры. На самом деле, каждый из нас сталкивается с этим каждый день в своей жизни. В нашей стране система технического регулирования, которая была в Советском Союзе, она полностью непригодна была для рыночной экономики, которая у нас сегодня сложилась, и поэтому вначале 2000 годов стала развиваться российская национальная система технического регулирования.

Мы приняли самое активное участие, создали комитет, мы приняли самое активное участие в разработке 184-ФЗ « О техническом регулировании». Два года назад вступил в действие закон о стандартизации РФ, без которого мы тоже поняли, что эта вся система не будет работать, и в 13 году был принят закон «об аккредитации в национальной системе аккредитации», тоже звучит страшно. На самом деле это как раз вот закон о том, как должны функционировать, регулироваться обращение товаров на рынке. Была создана Федеральная служба по аккредитации, которая работает в Евразийском Союзе.

На сегодняшний день нам удалось объединить усилия и наладить взаимодействие с нашими коллегами из Белоруссии, из Казахстана, других стран таможенного союза, сегодня технические регламенты Евразийского экономического союза, вопрос, который мы поднимали на последнем съезде РСПП и в присутствии В.Путина, задавали этот вопрос, так называемый нотификации в национальной системе аккредитации, это он достаточно специфический, но смысл в том что на рынке, мы чем обеспокоены?

На рынке присутствует, к сожалению, до сих пор большое количество поддельных сертификатов, недобросовестных лабораторий которые аккредитуют товары без проведения каких-то специальных испытаний. Все эти лаборатории имеют аккредитацию в федеральной службе по аккредитации, но их тысяча по стране.

Федеральная служба по аккредитации не может до всех дойти. И поэтому мы говорим о том, что вот в особо чувствительных областях, таких, как производство товаров для детей, некоторые виды пищевых продуктов, некоторые виды строительных материалов, которые подлежат так называемой обязательно сертификации, такое понятие есть.

Они должны не только проходить сертификацию в лабораториях, аккредитованных федеральной службой по аккредитации, но и должны быть аккредитованными в федеральных органах исполнительной власти, которые отвечает за это или иной технический регламент. То есть это или министерство, или агентство, или служба, или ведомство, которые ведут эти процессы в реальной жизни, получается двойная аккредитация для таких видов товаров должна присутствовать. Такие методы применяются в Европе. Владимир Путин поддержал такую идею. Дорога до принятия соответствующих регламентов и нормативных актов, она достаточно длинная. Мы сегодня в полном контакте с федеральной службой по аккредитации. Мы работаем с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, работа продолжается. Я думаю, к середине следующего года будут приняты определенные решения.

— Как в регионах строится диалог между бизнесом и властью? Вы ведь в Свердловской области возглавляете комитет промышленников и предпринимателей?

— Свердловский областной союз промышленников и предпринимателей, да. За последние 5 лет удалось на примере Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей выстроить одну из успешных моделей взаимодействия бизнеса и власти регионального уровня. Мы полностью погружены в законотворческую работу, в нормотворческую работу, нас слышат, мы являемся инициаторами различных инициатив по увеличению инвестиционной привлекательности региона через предоставление наибольших преференций бизнесу в регионе. Нам это удалось, был принят закон о инвестициях в Свердловской области, мы принимали активное участие в его создании. Закон предусматривает большое количество льгот, он был принят для бизнеса. Мы активно участвовали в разработке стратегии Свердловской области до 2030 –го года. В регионе мы видим встречное движение со стороны губернатора, со стороны правительства, со стороны бизнес-объединений. Удалось создать вертикаль взаимодействия. Наши региональные инициативы, если они решаются на уровне региона, мы решаем их на уровне региона.

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »