Главная » Финансы » Теория женского рода: самые яркие женщины научпопа

Теория женского рода: самые яркие женщины научпопа


08.04.2017    | Финансы

Татьяна Черниговская, лингвист и нейропсихолог

Звания Татьяны Черниговской не уместить в одну строку: доктор биологических и филологических наук, заслуженный деятель науки и высшего образования РФ, член Академии наук Норвегии, заведующая лабораторией когнитивных исследований СПбГУ, лауреат Золотой медали РАН за выдающиеся достижения в области пропаганды научных знаний в номинации «Науки о жизни» и так далее. Впечатляющий список для ученого независимо от его половой принадлежности. Черниговская — Вуди Аллен от науки: в производстве знаний не останавливается ни на один год. Правда, если не считать более 300 научных работ, под ее авторством была издана всего одна книга — «Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание», о языке как интерфейсе между мозгом, сознанием и миром. Это, правда, компенсируется наличием тысяч часов публичных выступлений в качестве автора или гостя телепередач, спикера на научных форумах, лекториях, фестивалях, конференциях. Как соотносятся друг с другом мифы, сновидения и компьютерная реальность, есть ли различия в мозге мужчин и женщин, что такое свобода воли и нейроэтика — когда дело касается человеческого мозга, Черниговская первая, кому доверяют экспертную оценку. «Тема мозга стала популярной, люди стали понимать, что мозг — это загадочная мощная вещь, которую по недоразумению мы почему-то называем «мой мозг». Для этого у нас нет абсолютно никаких оснований: кто чей — это отдельный вопрос», — говорила линвист в одной из своих лекций.

Мэри Роуч, писательница и журналист

Американка Мэри Роуч в российской литературной повестке известна как автор в первую очередь научно-развлекательный. Сейчас переведены пять ее книг на темы, говорить о которых в голос решится не каждый, — пищеварение, трупы и секс; хотя есть и более «пуританские» — посмертные приключения души и суровые реалии жизни космонавтов. Названия у произведений Роуч соответствующие — «Путешествие еды», «Секс для науки. Наука для секса», «Кадавр. Как тело после смерти служит науке», «Обратная сторона космонавтики» и «Жизнь после смерти». Говорит ли Роуч о судьбе мертвого тела, об особенностях российского космического унитаза или о половой активности енотов, в ее исследовательских обзорах всегда найдется место для юмора. «Человеческая голова имеет приблизительно такой же размер и вес, как жареная курица»; «Находиться в комнате с трупом – все равно, что находиться в одиночестве. Трупы, как случайные попутчики в метро или в зале ожидания в аэропорте, — они здесь, но их как бы нет», — вот такие высказывания обеспечили ей почетное место на научной стендап-сцене. Однако на одних остроумных замечаниях в высшую лигу популяризаторов не прорваться. Солидный научный фундамент, сотни дотошных интервью и эксперименты над собой — все это есть в книгах Роуч. Подкупает читателя и нераздражающий пересказ личных переживаний, на основе которых сложное знание усваивается намного проще.

Ася Казанцева, биолог и научный журналист

Выпускница биофака СПбГУ Ася Казанцева свои книги научной литературой не считает. И не только потому, что не ведет собственных исследований. Главная причина — книги не проходят процесса строго рецензирования. Читателю остается или поверить Казанцевой на слово, или перепроверять написанное самостоятельно. Тем не менее, первая ее книга «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» принесла ей звание самого молодого лауреата премии «Просветитель» в области научно-популярной литературы. История о биологических ловушках, «которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо» — «нейрофизиология для девочек: обоего пола и любого возраста», как сама Ася Казанцева определила свой жанр, — среди читателей прижилась. И вторая ее книга «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» также попала в цель. Здесь поиск верных ответов сосредоточен на самых ярых холиварах последних лет: от лечения гомеопатией и опасности ГМО до безудержной дискриминации по признаку пола. Шутки, переходящие в сарказм, немного личного печального опыта, бескрайние научные данные, описанные «человеческим» языком, – вот уникальный рецепт книг Казанцевой, который объясняет столь оживленную реакцию читателей. Всем понятно, что на штампованные лозунги вроде «Учиться, учиться и ещё раз учиться!» уже никто не клюнет. Но факты, которые помогут выжить и быть при этом «добрее к себе и окружающим», полезны для всех: от депутата до хипстера. Помните: у интеллектуальных прививок нет возрастных ограничений.

Джейн Гудолл, приматолог, этолог, посол мира ООН, основательница Института для защиты дикой природы

Англичанка Джейн Гудолл — одна из самых известных женщин-приматологов на планете. Она 40 лет изучала жизни шимпанзе в национальном парке Танзании. Под ее авторством вышел десяток научно-популярных и детских книг. Последняя из переведенных на русский — «В тени человека» — стала первой попыткой собрать под одной обложкой сведения о приматах в их естественных условиях обитания. Например, в джунглях 26-летняя Гудолл с биноклем открыла орудийное поведение шимпанзе: они использовали ветки деревьев, чтобы охотиться на термитов, и камни, чтобы разбивать орехи. Но это не только книга, полная новых фактов о шимпанзе, но и вдохновляющий на собственные открытия дневник одной очень смелой исследовательницы. Вот Гудолл карабкается по крутым склонам, пробирается сквозь густой кустарник — а вот после более полугода ее стараний шимпанзе вдруг перестают ее бояться. Дэвид Седобородый, Голиаф, Мистер Мак-Грегор, Олли — это не номера и не объекты исследований. Джейн Гудолл первой начала давать наблюдаемым особям настоящие имена. Она словно с самого начала поняла про них главное: все они особенные – и показала это миру.

Ирина Левонтина, лингвист, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН

Великий и могучий, правдивый и свободный — именно так известный ученый-лингвист и автор словарей Ирина Левонтина думает о русском языке. Но в первую очередь он для нее — подвижный. Если в языке приживается «агрессивный макияж» или стирается граница между «сложно» и «трудно», значит это языку нужно, и биться в филологической истерике – дело не очень конструктивное. Первый сборник эссе Левонтиной «Русский со словарем» как раз об этом: веселое повествование о новых словах и необычных грамматических конструкциях, которые иллюстрируют неизбежную эволюцию языкового сознания каждого из нас. Вторая книга Левонтиной «О чем речь?» хоть и продолжает тему нового в русском языке, но все же с другим настроением. В 2015 году, через пять лет после выхода первого сборника, легкомыслие и веселье уступили место некоторой обиде и более серьезным лингвистическим экскурсам: если вы хотите узнать, что такое перформативность, лексические функции и пресуппозиция, смело идите в книжный. Неизменной, несмотря на смену настроения, остается позиция исследовательницы: надо научиться говорить о языке не только в категориях «верно» и «не верно», но и в категориях «понятно» или «не понятно» для всех участников коммуникации.

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »