Главная » Финансы » «Роснефть», Nord Stream и восхищение Путиным. Что делает Герхард Шредер в России

«Роснефть», Nord Stream и восхищение Путиным. Что делает Герхард Шредер в России


21.08.2017    | Финансы

В 2008 году Шредер был избран иностранным членом Российской академии наук отделения общественных наук по специальности «международные отношения». Кроме того, Шредер — почетный доктор наук в Санкт-Петербургского университета (по специальности юриспруденция). Также он входил в советы директоров крупных компаний с российским участием.

Друг газовиков

В декабре 2005 года Шредер возглавил оператора Северо-Европейского газопровода (СЕГ), позже переименованного в «Северный поток» — North European Gas Pipeline Company (NEGPC). Политические оппоненты Шредера нашли подозрительным тот факт, что он, являясь активным сторонником этого проекта в свою бытность канцлером, после отставки решил заняться им всерьез и получать за это деньги. На него обрушилась волна критики и даже ходили слухи, что он откажется от должности. Вопросы вызывала как личная заинтересованность Шредера, так и его зарплата. По мнению немецких газет, зарплата Шредера составила от €200 000 до €1 млн. При этом немецкая газета Euro am Sonntag предполагала, что «Газпром» пообещал платить Шредеру по €1,5 млн в год. 

Герхарда Шредера подозревали в коррупции и «кумовстве» с Путиным, поскольку на посту канцлера Шредер часто лестно отзывался о политике Путина и называл его «безупречным демократом». Политики Германии — от правящего Христианско-социального союза (ХДС) до оппозиционных «зеленых» — считали поведение канцлера выходящим за рамки допустимого. «Я ошарашен и не нахожу слов», — сказал глава Партии зеленых Рейнхард Бютикофер в интервью газете Kolner Stadtanzeiger. Позднее он все-таки нашел слова для своей оценки. «Это омерзительно», — говорил он газете Tagesspiegel.

Вопрос условий трудоустройства так и не был прояснен, но решения Шредера и его риторику держали под пристальным вниманием как СМИ, так и другие политики. В 2007 году его обвиняли в лоббировании интересов России. Сам он назвал обвинения чушью и заверил прессу, что на посту председателя комитета акционеров Nord Stream действует в интересах всех европейских стран. «Снабжение Европы газом — это наш общий интерес, а не только интерес России. Нам нужен газ, а России нужно обеспечить экспорт, мы абсолютно зависим друг от друга, это не односторонняя, а взаимная зависимость», — отмечал он. 

В 2016 году Герхард Шредер стал главой управляющего совета Nord Stream 2 — компании-оператора второй ветки газопровода «Северного поток» между Россией и Германией, проходящего по дну Балтийского моря. Это решение также было воспринято в штыки его политическими оппонентами.

Медиатор нефтяников

В 2009 года как независимый участник Шредер вошел в совет директоров ТНК-BP, которую несколькими годами позже (в 2013-ом) купила «Роснефть». Тогда компанию буквально сотрясало от постоянного конфликта акционеров — ВР и российского консорциума AAR («Альфа-Групп» Михаила Фридмана, Access Industries Леонарда Блаватника и «Ренова» Виктора Вексельберга). Шредер выступил медиатором, «противовесом» в конфликте обеих сторон. Однако избрание новых членов совета директоров, который сбалансировал бы интересы двух групп акционеров, их отношения не спасло.

В 2011 году ВР подписала соглашение о глобальном стратегическом партнерстве с «Роснефтью» и совместной разработке арктического шельфа. Руководитель ВР Роберт Дадли подписывал «арктическую» сделку с «Роснефтью», абсолютно сознательно нарушая акционерное соглашение с AAR по ТНК-ВР, рассказывал Forbes один из участников тех событий. AAR удалось заблокировать сделку в Стокгольмском арбитраже. Основным аргументом стал тот факт, что ВР не предложила ТНК-ВР поучаствовать в «арктической» сделке с «Роснефтью». «Если бы они предложили, мы бы согласились, потому что это была очень перспективная история на тот момент», — уверял тогдашний заместитель главного исполнительного директора ТНК-ВР Максим Барский. 

После решения Стокгольмского арбитража ВР вынужденно предложила ТНК-ВР принять участие в совместной работе в Арктике. После этого в ТНК-ВР постоянно собирался совет директоров и обсуждал, идти ли вместе с ВР и «Роснефтью» в Арктику. Четыре представителя ААР были «за», вспоминает Барский, а четыре представителя ВР в совете директоров резонно замечали: «Да что вы понимаете в Арктике, вы не сможете там работать». Один из независимых директоров, Александр Шохин, был на стороне ААР, второй — бывший топ-менеджера Rio Tinto Джеймс Ленг — на стороне ВР. Решающим был голос третьего независимого директора — Герхарда Шредера, и стороны вели за него борьбу, вспоминал Барский. 

Шредер действительно оказался в трудной ситуации и ждал политического сигнала. В одном из интервью Путина спросили о конфликте в ТНК-ВР, и он ответил, что все разногласия необходимо решать по акционерному соглашению. Для Шредера это был сигнал — и ТНК-ВР проголосовала за участие в проекте. Сделка «Роснефти» с ВР, по сути, тут же развалилась, вспоминает Барский. «Роснефти» нужны были технологии работы ВР на шельфе, но никак не беспокойное партнерство с «Альфой». Вскоре после этого Шредер и Ленг покинули совет директоров компании, но именно то решение совета директоров дало старт переговорам, завершившимся продажей ТНК-ВР «Роснефти». 

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »