Главная » Финансы » Миллиардер недели: Михаил Гуцериев и украинский транзит Сбербанка

Миллиардер недели: Михаил Гуцериев и украинский транзит Сбербанка


31.03.2017    | Финансы

В последующие времена собирания государством «нефтяных» активов хозяева ТНК и «Сибнефти» получили свои миллиарды от «Роснефти» и «Газпрома», соответственно. Гуцериев же оставался все тем же человеком второго плана. Он заботливо растил компанию «Русснефть», скупая мелкие нефтяные активы. Пытался вывести свою компанию в высшую нефтяную лигу, но в итоге вступил в конфликт со всемогущими людьми из «Роснефти». Кончилось это тем, что Гуцериев был вынужден покинуть страну и продать свою компанию Олегу Дерипаске.

Каковы были реальные причины бегства Гуцериева и каким образом предприниматель решил свои проблемы – до сих пор с достоверностью не известно. Факты, однако, таковы: вернувшись в 2010 году в Москву,  Гуцериев сумел восстановить контроль над «Русснефтью». Компания в ноябре 2016 году провела IPO на Московской бирже, получив по его итогам оценку в $2,5 млрд.

За годы, прошедшие с возвращения Михаила Гуцериева из Лондона, радикально вырос и девелоперский бизнес клана. За счет серии покупок общий объем имеющейся в распоряжении семьи недвижимости за шесть лет увеличился в более чем шесть раз. На данный момент он превышает 3 млн квадратных метров и приносит $395 млн ежегодно.

Компании, подконтрольные семейству Гуцериевых, установили контроль над крупнейшими ритейлерами «Эльдорадо» и «Техносила». Бинбанк, ядро империи и площадка, на которой она выросла, за последние четыре года переместился c 35 на 12 позицию в рейтинге крупнейших российских банков по размерам активов.

Что происходит и откуда берутся деньги? Ясных ответов нет (по крайней мере нет у тех, кто наблюдает за ситуацией со стороны). Но вот, к примеру, вполне красноречивый «белорусский» эпизод.

В 2010 году в Белоруссии разгорелся конфликт между собственником «Уралкалия» Сулейманом Керимовым и президентом Александром Лукашенко. Российский миллиардер пытался поучаствовать в приватизации «Беларуськалия». Однако переговоры зашли в тупик, а вскоре и переросли в корпоративную войну. Кульминацией стал арест в аэропорту Минска главы «Уралкалия» Владислава Баумгартнера. Противостояние вышло на уровень правительств России и Белоруссии.

Через некоторое время в Минск на встречу с президентом Белоруссии прилетел Михаил Гуцериев. Вот как о визите Гуцериева рассказал сам Лукашенко:

«Я позвал сюда его как собрата, как я его называю, мусульманина, с которым у нас добрые отношения — Мишу Гуцериева. Говорю, Михаил Сафарбекович, можешь ли ты выполнить мою просьбу? — Ну, какую скажете? — Можешь передать ему (Керимову)? — Могу. Передай: если он будет себя вести дальше так — мешать нам работать, чтобы положить нашу калийную компанию на колени, — я возбуждаю уголовное дело», — рассказал Лукашенко.

Челночная дипломатия Гуцериева сработала. Баумгартнера отпустили, «калийный вопрос» перестал омрачать российско-белорусские отношения. А сам Гуцериев получил предложение об участии в приватизации «Беларуськалии». Над ним он обещал подумать, а пока основал предприятие по разработке Старобинского калийного месторождения в Белоруссии.

На этой неделе Михаил Гуцериев вновь выступил как человек, который умеет решать запутанные проблемы. За $130 млн Белорусская компания Саида Гуцериева (сын Михаила Гуцериева, подданный Великобритании) и латвийский Norvik Banka Григория Гусельникова (некоторое время возглавлял Бинбанк) выкупили «дочку» российского Сбербанка на Украине. После завершения сделки банк будет работать под брендом латвийского Norvik Banka.

О том, что стояло за покупкой бизнеса «Сбербанка» на Украине, мы вряд ли узнаем так скоро как в случае с «белорусским» эпизодом.  Обстановка в соседнем государстве не способствует рассказам первых его лиц о дружеских отношениях с крупными предпринимателями из России.

Тем не менее, некоторые детали пазла известны. Герман Греф, например, в свое время помог Михаилу Гуцериеву вернуться в России, выступив в качестве «ходатая» в Кремле. Теперь Гуцериев помог Грефу, решив проблему с бизнесом Сбербанка на Украине, оказавшемся парализованным из-за протестов местных националистов. С другой стороны, именно Бинбанк выкупил в 2014 году у украинского миллиардера Игоря Коломойского и его партнеров московский бизнес «ПриватБанка». Иными словами, связи в украинской политической элиты у главы «группы Бин».

Однако очевидно, что без одобрения Кремля сделка была бы невозможна. Не рискнул был Михаил Гуцериев ввязываться в эпопею с покупкой (и видимо – последующей перепродажей) украинского бизнеса «Сбера» и без предварительных договоренностей с украинскими властями.

Вопрос: может ли человек, умеющий наводить мосты с самыми непростыми из внешнеполитических партнеров Кремля, иметь возможность для успешного развития бизнеса в России? Конечно же – да. Может ли эта деятельность приносить дополнительную прибыль? Ответ очевиден.

Детали станут известны гораздо позже. Пока же Михаил Гуцериев и люди из его клана выглядят как органичная часть российского делового и политического ландшафта. Они выполняют важные поручения и получают достойное вознаграждение. До определенной степени — обладают иммунитетом. И это один из секретов стремительного роста группы в последние годы.

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »