Главная » Финансы » Глубже в землю. О чем говорит опыт Норвегии по захоронению углерода

Глубже в землю. О чем говорит опыт Норвегии по захоронению углерода


10.10.2017    | Финансы

Теперь Норвегия пошла еще дальше. В октябре 2017 Statoil, Royal Dutch Shell и Total подписали соглашение о создании совместно с властями страны первого в мире международного шельфового хранилища углекислого газа. Первый этап включает в себя закачку в подземные горизонты под морским дном около 1,5 млн т CO2 в год. Предполагается, что будет улавливаться и закачиваться углекислый газ, выбрасываемый в ходе деятельности промышленных предприятий Восточной Норвегии. Газ будет транспортироваться в сжатом виде на судах — с промежуточного терминала на приемный терминал, расположенный на западном побережье Норвегии. Весь CO2 будет закачиваться в нефтяные пласты восточной части месторождения Troll, однако потребуется строительство сопутствующей инфраструктуры, уточняет старший аналитик Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Артем Малов.

Деньги и утечки

Хранилищами СО2 обычно служат отработанные угольные и нефтяные месторождения, а также пористые геологические формации, расположенные в земной толще — как на суше, так и на шельфе. Такие естественные подземные слои устойчиво существуют миллионы лет, поэтому риск утечек при закачке в них СО2 невелик. Саму технологию улавливания CO2 можно описать следующим образом: углерод отделяется от дымовых газов, образующихся в процессе сгорания топлива, прессуется и доставляется к месту безопасного хранения через трубопроводы или на судах. 

В мире уже реализуется порядка 20 подобных проектов. Но многие из таких проектов имеют лишь демонстрационный характер, пояснил Малов: «Выгода от таких проектов только социально-экологическая, если не присутствует проект по дополнительному извлечению нефти из пласта, или не ведется никаких сделок по продаже квот на выбросы СО2».

Существует две основных проблемы, которые могут сопровождать подобные проекты, рассказал Forbes Александр Григорьев, заместитель генерального директора, руководитель департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий (ИПЕМ): это стоимость захоронения CO2 и вероятность утечек. «Судя по представленной схеме проекта, расходы на захоронение будут выше обычного: морская составляющая здесь, скорее всего, приведет к увеличению удельной стоимости захоронения по сравнению с проектами-аналогами. К обычным расходам добавляются затраты на транспортировку морем и захоронение в сложных условиях: добыча на шельфе, как правило, сложнее и более трудоемка по сравнению с добычей на суше, аналогично — и для захоронения CO2», — поясняет Григорьев.

Эксперт также отметил, что хранение CO2 в ранее нефтегазоносных пластах (нефтегазовых резервуарах), тем более под морской толщей — идея на первый взгляд хорошая: горно-геологические условия для удержания углекислого газа почти идеальны. С одной стороны, есть определённые технико-экономические ограничения: чем глубже — тем надежнее в плане рисков утечек, но дороже: однако даже если утечки и будут, то выявить их будет достаточно проблематично: океан поглощает около трети выбросов углекислого газа, а в рамках проекта предполагается захоронение около 1,5 млн т CO2, или менее 0,005% от объема выбросов углекислого газа в мире, уверен Александр Григорьев: «Весь углекислый газ, который, возможно, будет «утекать» из хранилища, будет растворяться в морской воде. В любом случае авторы проекта не останутся в накладе: нефтегазовым компаниям сейчас важно демонстрировать свое «экологически ориентированное» поведение, и как минимум этих целей проект достигнет».  

Влияние на экологию

Проблему выбросов такого рода хранилища решают, но незначительно: «1,5 млн т СО2 в год, планируемых для закачки, примерно соответствует выбросам 200 МВт угольной электростанции или порядка 350 000 автомобилей, убранных с дороги», а гораздо важнее эмоциональный эффект от того что добывающие компании стали объединяться для выполнения подобных проектов.

«Statoil полагает, что без программы улавливания и хранения CO2 невозможно достижение целей Парижского соглашения по климату. Необходим масштабное увеличение числа такого рода проектов А для ускорения их реализации требуются сотрудничество и обмен знаниям, поэтому мы очень рады партнерству с Shell и Total», — говорит Ирэн Раммелхофф, вице-президент Statoil по направлению новых энергетических решений.

Ранее — в июне 2017 года Gassnova подписала со Statoil договор на реализацию первой фазы. Сейчас к нему присоединились Shell Norske и Total E&P Norge. Компании приняли решение участвовать в соглашении и стать равноправными партнерам Statoil, а сама Statoil выступит оператором в этом проекте. В дальнейшем предполагается, что подобные хранилища для захоронения углекислого газа появятся не только на норвежском шельфе, но и в других странах Европы. Детальные экономические расчеты и принятие решения об инвестировании в проект будут рассматриваться в Норвежском парламенте в 2019 году. 

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »