Главная » Финансы » Главный по юмору на ТНТ — о сценарии «Универа» и о том, над чем смеются топ-менеджеры «Газпрома»

Главный по юмору на ТНТ — о сценарии «Универа» и о том, над чем смеются топ-менеджеры «Газпрома»


01.04.2017    | Финансы

Я не тот продюсер, который сводит идею и деньги. Я работаю с проектом от первого слова до крайнего кадра. У нас авторы участвуют на всех процессах — от написания, кастинга до съемок и монтажа. Чтобы не было потери качества. Смотрите, этот офис (беседа происходит в резиденции Comedy Club Production в районе метро «Динамо». — Forbes Life) состоит из 200 авторов, это самое большое литературное агентство в России. 

Есть ли еще в мире такая структура авторов, как у вас?

Не знаю. Мы собрали единомышленников, где каждый с трепетом и лаской смотрит за ростом людей, которые потом пишут свои проекты. 

Вот вы, Вячеслав, из всех руководителей Comedy Club Production самый загадочный и скрытный, меньше всего известно про вас. Начиналось все с работы сценариста?

Вообще все началось с того, что мы с Семеном Слепаковым как-то выпили и решили написать сериал. Это был «Универ». И делали мы его уже в собственной продакшен-компании. Это был первый опыт — тяжело, но интересно.

И где нашли деньги на съемки?

Бизнесмены из нас были так себе. Взяли кредит, грянул кризис, отдали в два раза больше. Сейчас это было бы по-другому. Тогда мы ни черта не соображали. Потом с Артуром Джанибекяном и Семеном Слепаковым создали компанию 7АРТ. Вместе с ними и нашим общим другом Гариком Мартиросяном начали делать «Универ», «НашаRussia», потом объединились с Comedy Club Production (в 2010 году продюсерская компания выкупила 74% компании 7АРТ за $43 млн, в 2011 году телеканал ТНТ выкупил контрольный пакет акций Comedy Club Production за $350 млн. — Forbes Life). На «Универе» я, кстати, отработал и диалогистом, и сюжетчиком. Прошел все этапы. Потом были «Интерны» — я же окончил медицинскую академию, всегда как-то хотелось применить семилетнее обучение. 

Откуда взялась идея поступать в медицинский?

Когда я учился в 9-м классе, моя бабушка перенесла операцию. Прооперировав ее, доктор — с пачкой «Мальборо» и в тяжелых ботинках — вышел и спросил: «Дусмухаметов? — прикурил, затянулся сигаретой. — Будет твоя бабушка жить». Он тогда буквально выполнял функцию Бога. Мне показалось, что врач — это брутальная и крутая профессия. Я, в общем, и потом так считал и не жалею, что окончил медицинский. Цинизма набрался. Хотя я в конце обучения уже понимал, что на вопрос «У меня здесь болит, что делать?» буду отвечать: «Идти к доктору».

Есть ли у вас неудачные проекты? Каких цифр достаточно,
чтобы проект не закрыли?

Мы проекты практически не закрываем. Просто очень долго запускаем. Цифр мало не бывает. Вот есть доля 20% (целевой аудитории ТНТ 14–44 лет. — Forbes Life) у шоу «ТАНЦЫ» — это хорошо, но можно и больше. Вот есть шоу «Импровизация» — в эфире всего год, а до этого три года пилотных выпусков. Все было не то, не получалось. Но пацаны верили, мы долго пилили и допилили. Мы из тех людей, у которых все происходит очень долго. Мы медленно запрягаем и потом медленно едем. Нам неохота размениваться. Я три года делаю сериал «Год культуры» с Бондарчуком. Сейчас одна серия снята и 13 написаны. Мы там все вылизываем, охота сделать прям ух. Впереди у нас много больших премьер сериалов, сейчас я делаю порядка 20 проектов, если считать эфирные и не эфирные.

Вы говорите, что каждый проект долго готовится. Можете на каком-то конкретном примере рассказать, сколько готовился проект, сколько было заложено, какие были издержки?

Знаете, меня окружают «Короли Excel» и «Короли Word». А главный наш координатор — это, конечно, Артур Джанибекян. А наша задача — творить, создавать, убеждать, что все будет хорошо, и идти к своей цели. У нас все строится на доверии. То есть я могу сказать: давайте полгода еще подождем, и все будет. В нашей команде присутствуют люди, которые понимают важность доводки, от которой будет зависеть успех. Плюс опыт. Мы долго выстраивали такие отношения с ТНТ, Романом Петренко и Александром Дулерайном (бывшим председателем совета директоров «ТНТ-Телесеть» и генеральным продюсером канала. — Forbes Life). Мы понимаем, когда надо подождать, а когда — запускаться. Идея — такая вещь, за которой надо понырять, которую надо выносить. 

Смеются ли топ-менеджеры «Газпрома» и учителя средних классов над одними и теми же шутками?

С «Интернами» так получилось. От мала до велика смотрели. И, наверное, они и расширили аудиторию ТНТ с 18–30 до 14–44. Когда делаешь, примерно понимаешь, для кого это будет. Самое главное — пережить такую историю, как мода. Это очень нехорошая штука. Из моды успеть перейти в классику. Программа живет год-два, потом ее впускают в дом. Главное — перетерпеть это время. Тот же Сomedy Club — это уже классическая программа, классическое шоу пятничного вечера. На хайпе можно продержаться какое-то время, но самое главное — стать классикой и чтобы тебя впустили. 

Есть что-то, что делают иностранные коллеги, и это классно было бы сделать для российского ТВ? Например, снять эпизод ситкома перед живой аудиторией?

Это мечта. И это практически невозможно у нас по экономическим соображениям. Потому что это еженедельная съемка, это здесь и сейчас, это конъюнктура. Это совершенно другое написание, другая цензура, другой креатив.

Пульт от телевизора — это вещь, которая, предположительно, уйдет в прошлое, и останутся каналы YouTube…

А я сейчас для печатного издания даю интервью? Просто уточняю…

Просмотры в интернете растут, а на телевидении падают. Вы как-то думаете про эти изменения?

Конечно. Вообще что такое ТНТ? Это молодая аудитория, ядро 18–30 лет. Активная молодежь больших городов. А она вся сидит в интернете. Наша целевая аудитория все потребляет через интернет. На это тяжело не оглядываться. Мы понимаем, что через год-два с этой махиной невозможно будет не считаться. И с точки зрения рекламы, и с точки зрения продвижения, и размещения. Netflix это всем доказал. Но у нас это не работает. У нас пока не будет работать авторское право, артисты будут зарабатывать на гастролях. 

Некоторые снимают сериалы сразу для интернета.

Молодцы, но ничего не получается же. Там рекламный рынок достаточно скуп. У нас нет ни одного знакомого, который сделал бы что-то только в интернете, а потом приехал бы на золотом «майбахе». Все достаточно хаотично, очагово. 

Вы не пробовали заняться чем-то кроме юмора? Фантастика, мелодрамы?

Я не занимаюсь фантастикой, потому что не могу с реальной жизнью разобраться. И я не занимаюсь драмой, потому что и так все грустно. 

Как не кончаются шутки, как можно их все время придумывать?

Мы рассказываем истории, просто они в юмористической форме. Мы критично смотрим на жизнь и пытаемся это отразить. У нас не везде шутки-шутки-шутки. Мы отражаем действительность, насколько это возможно в рамках политической обстановки. Нас сдерживает только внутренняя цензура и УК РФ.

В какой-то момент вы стали зарабатывать деньги. Они вас изменили? Что вы стали себе позволять из того, что раньше не могли?

Не могу сказать, что стал позволять себе что-то особенное. Я много работаю, и мне это сильно нравится. Я инвестирую в работу: в театр, в разные проекты на ТНТ, стартапы. У нас все расписано до 2019 года. Мне интересно тратить деньги на это. 

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »