Главная » Финансы » Федерико Аксат: «У меня довольно странная манера письма»

Федерико Аксат: «У меня довольно странная манера письма»


21.01.2018    | Финансы

 На разных языках книга называется по-разному. Где-то это «Последний выход», а где-то «Убей следующего». Русское название — «Последний шанс». На ваш взгляд, какое название более точное?

— Буквальный перевод оригинального испанского названия — «Последний выход». На испанском книга называется «La Ultima Salida». Так что название «Последний выход», «Последний шанс» более соответствует истине. Но должен сказать, что английское название «Kill The Next One» — «Убей следующего» — тоже мне очень нравится. Пусть не я его придумал, пусть оригинальное название не такое, но оно подходит идеально. И еще мне очень нравится, как оно звучит. Думаю, для книги это отличное решение.

Но когда видишь название «Убей следующего», кажется, что перед тобой детектив. А на самом деле, это ведь не совсем так. История, которая начинается как криминальный роман, оказывается гораздо сложнее. Расскажите немного о сюжете.

— Это история Теда Маккея. Мы встречаем героя, когда он собирается покончить с собой. Разобраться в мотивах главного героя непросто. Со стороны кажется, у него есть все, что нужно для счастья: семья, деньги. Зачем ему вышибать себе мозги? Но мы застаем его в тот момент, когда Тед уже подносит пистолет к виску. Кажется, ничего не изменить — он один дома, в своем кабинете, настроен решительно — и тут кто-то звонит в дверь. На пороге стоит незнакомец по имени Линч. И делает Теду предложение, отказаться от которого очень сложно. Он предлагает Маккею стать в каком-то смысле звеном в цепочке, где один самоубийца отнимает жизнь у другого, чтобы следующий «член клуба» оказал ему такую же услугу. Логика такая: семье Теда будет легче смириться с тем, что его убили, чем с тем, что он сам отнял у себя жизнь. Но сначала Тед должен отнять жизнь у «плохого парня», преступника, который заслуживает смерти, и только потом включиться в цепочку самоубийств. Вот так начинается «Последний шанс». Это триллер, психологический триллер. Одна из тех книг, читая которую вам очень хочется узнать, что же произойдет дальше, и  докопаться до сути.

 В книге есть эпизод, во время которого одна реальность незаметно сменяется другой. И это сделано так незаметно, что поначалу даже не понимаешь, что с героем что-то пошло не так. Реальность искажается настолько правдоподобно, словно это не у Маккея, а у тебя психическое расстройство. Это запланированный эффект?

— Если честно, у меня довольно странная манера письма. Когда я приступаю к очередной книге, я зачастую не знаю, куда заведет меня сюжет, и герои преподносят мне сюрпризы. Но в случае с «Последним шансом» замысел романа сложился до начала работы, поэтому я провел небольшое исследование и собрал необходимую информацию. Вообще я не люблю утяжелять повествование множеством деталей и подробностей. Мне кажется, это может навредить сюжету и испортить книгу. При этом я предпочитаю тщательно подготовиться и много читаю на интересующие меня темы, но в книгу, конечно, включаю далеко не все.

«Иногда читатели говорят, что запутались, перестали понимать, что происходит»

В случае с «Последним шансом» ситуация, в которую попал главный герой, и то, что происходит в его голове, — это отражение того, как разворачивается сюжет. В этом и была моя цель. Иногда читатели подходят ко мне и говорят, что запутались, перестали понимать, что происходит. Но я намеренно закладывал это в книгу. Она и должна сбивать с толку, выбивать почву из-под ног.

 Когда я читала книгу, она показалась мне похожей на фильм Скорсезе «Остров проклятых», где герой Ди Каприо приезжает в особую психиатрическую лечебницу как детектив, но в реальности оказывается тем самым пациентом, которого должен разыскать. Почему вас заинтересовали кульбиты человеческой психики? Сталкивались ли вы с этим сами, или это просто способ туже закрутить пружину сюжета?

— Насчет «Острова проклятых» вы хорошо подметили. Я тоже смотрел фильм, и он мне очень понравился. У «Последнего шанса» действительно есть с ним что-то общее, так что готов поспорить, что людям, которым понравился «Остров проклятых», понравится и «Последний шанс». Что касается вашего вопроса, в «Последнем шансе» болезнь главного героя, конечно, стала двигателем сюжета, но… Знаете, для меня самый интересный момент в творчестве — что касается и других моих книг — это игра между писателем и читателем. Мне нравится разрабатывать интересные сюжеты, в которых вы не знаете, что происходит, сюжеты, насыщенные неожиданными поворотами, разрозненными элементами. Именно в этой игре для меня заключается весь смысл. Не могу сказать, что психическое заболевание главного героя — это общий момент моих книг. Так «повезло» только герою «Последнего шанса». Его болезнь послужила толчком для развития этого сюжета, но не нужно думать, что это центральный мотив моего творчества и что у меня есть какой-то особый интерес к этой теме. К счастью, никто из моих родных и близких от таких болезней не страдает, так что личного опыта у меня тоже нет.

Читателям стоит насторожиться, когда в книге появляется опоссум. Почему именно опоссум? Довольно неожиданный выбор.

— Для тех, кто не читал книгу, поясню: опоссум появляется там время от времени, но играет крайне важную роль в развитии сюжета. Правда, сложно объяснить, почему у нас сначала самоубийство, странная сделка, а потом вдруг появляется опоссум, но поверьте на слово — без него никак. И я не случайно выбрал именно это животное. Мне нужен был кто-то отвратительный, даже мерзкий. Думаю, многие согласятся, что опоссумы — существа малоприятные. Поэтому выбор пал на него. В Аргентине, кстати, опоссумы не водятся. Я их видел только в кино и в интернете, но лично не встречал. А вот в Америке, где происходит действие романа, их много.

В России очень немногие авторы именно творчеством зарабатывают себе на жизнь: писатели не могут себе позволить жить только на гонорары и вынуждены работать где-то еще.  Как обстоят дела у вас, чем вы занимаетесь в жизни? Как складывается ваш обычный день?

— В Аргентине примерно то же самое. Прожить на писательские гонорары крайне сложно, даже если ваши книги хорошо продаются. Что касается меня, я по профессии инженер. Когда я пишу книгу, мне довольно часто приходится делать перерывы в работе. К счастью, начальство относится с пониманием. Так что я много лет не работал на полную ставку, но все-таки отдавал работе 80-90% своего времени. И продолжаю отдавать, хотя, чем дальше, тем сложнее это делать. Мои книги становятся все популярнее, мне приходится много ездить, чтобы общаться с читателями, и одновременно с этим работать над следующей книгой. Так что это непросто. Но я не представляю жизни без этого, так что простите меня, коллеги.

«Прожить на писательские гонорары сложно, даже если ваши книги хорошо продаются»

Моя жизнь состоит не только из работы и творчества (хотя на все остальное времени катастрофически не хватает). Поскольку я впервые общаюсь с русским журналистом и русскими медиа, хочу сказать, что неплохо играю в шахматы, причем соперники из России у меня тоже были. Мое увлечение шахматами нашло отражение и в «Последнем шансе», где они упоминаются не раз и не два. Я рассказываю там о легендарном матче Рауля Капабланки и Александра Алехина. Я, конечно, не профессиональный игрок, а всего лишь любитель, но играю регулярно и всерьез, действительно обожаю шахматы, знаю их историю, знаю о самых знаменитых игроках прошлого и нашего времени, слежу за событиями в шахматном мире.

Возможно, мышление шахматиста и помогает вам выстраивать закрученные сюжеты психологических триллеров. Это ведь, по сути, тоже интеллектуальная игра.

— Да! Вы совершенно правы. Я иногда даже говорю об этом в интервью, хотя людям, которые не играют в шахматы и не знают правила игры, это вряд ли будет понятно. Шахматы, по сути, не просто игра, это нечто гораздо большее. То, как вы выстраиваете стратегию, пытаетесь предугадать действия противника, очень напоминает работу над книгой, по крайней мере, в моем случае.

«Хороший психологический триллер действительно похож на напряженную шахматную партию»

Я использую шахматные уловки, расставляю ловушки для читателей, потому что хочу, чтобы они поверили в одно, в то время как на самом деле в книге происходит совсем другое. Так что хороший психологический триллер действительно похож на напряженную шахматную партию, это очень подходящее сравнение. И оно очень точно характеризует мои книги.

Расскажите еще немного о себе и своей семье. Женаты ли вы, есть ли у вас дети?

— Нет, детей у меня нет, я не женат. Я живу со своей девушкой, но мы пока не поженились. Хотя, надеюсь, что в ближайшее время это все-таки случится. Что касается моей семьи, то мой отец, к несчастью, скончался в прошлом году. Ему очень нравился «Последний шанс», так что эта книга для меня особенная. Еще у меня есть младший брат и младшая сестра. Когда я несколько лет назад объявил семье, что хочу писать книги, они все меня поддержали. И тогда и сейчас они с готовностью читают мои тексты, за что им большое спасибо. Люблю их.

Думаю, они будут очень вами гордиться после того, как «Последний шанс» станет мировым бестселлером. Тем более, все к этому идет. Книга выходит на многих языках, а в Голливуде снимается кино. Когда отправитесь в международное турне, обязательно приезжайте в Россию.

— Спасибо на добром слове. Что касается Голливуда, то да, там сейчас действительно идет работа над сценарием. Когда мне предложили экранизировать «Последний шанс», я был потрясен, честное слово. Я очень люблю кинематограф, и мне не терпится посмотреть, что же у них получится. К тому же я надеюсь, что экранизация положительно скажется на моей писательской карьере и на продажах, что тоже неплохо.

Конечно, я буду рад когда-нибудь съездить в Россию. Это моя мечта, в том числе из-за шахмат. Я не знаю русского языка, но смотрю в интернете каналы русских шахматистов и таким образом открываю для себя вашу страну. 

Роман Федерико Аксата «Последний шанс» вышел в издательстве «Синдбад» 

alt

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »