Главная » Финансы » Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента

Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента


23.12.2016    | Финансы

Экономисты не разделяют оптимизма относительно обоснованности жесткой денежно-кредитной политики ЦБ.  Большая группа экономистов и людей бизнеса считает, что политика Центробанка привела к финансовому замораживанию экономики, отмечает заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин:  «Так называемое отсутствие спроса на деньги и профицит ликвидности – это следствие сверхвысокого ссудного процента. На кризис отвечают не сжатием, а стимулированием. Мы видим, что ослабление роста цен связано в первую очередь с ограничением роста цен и тарифов, регулируемых государством». Рост и спрос на деньги есть в отраслях, где искусственно создан дешевый кредит наряду с бюджетными преференциями — это аграрный сектор и ВПК, добавляет он.

Рубль стабилизирован временно и искусственно, он держится на входящем спекулятивном потоке валюты на операциях carry-trade, которые при любом существенном колебании в глобальных финансах может немедленно развернутся против рубля, предупреждает Миркин. Вклад в снижение инфляции, скорее всего, внесло укрепление валюты, предполагает Скрыпник. По его мнению, денежно-кредитную политику можно было бы и смягчить.

Экономика – около нуля

По основному показателю ВВП страны в прошлом году спад составил 3,7%, в этом  году, скорее всего, темпы составят минус 0,5–0,6%,  констатировал Путин. Падение продолжается, хотя и замедлилось,  фиксирует Скрыпник.

По словам Путина, рост идет в машиностроении, химической, легкой и перерабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. Экономика в целом все еще находится в состоянии около нуля, подчеркивает Миркин.

Президент вновь подчеркнул, что планов по увеличению налогов на бизнес нет, несмотря на предложения различных министерств и ведомств. Нет и планов перейти к дифференцированному налогу на доходы физических лиц: сейчас он считает это нецелесообразным.

Отдельно президент остановился на теме социальной справедливости. По его словам, она может быть достигнута без изменения плоской шкалы налогообложения: соответствующие решения уже приняты, в их числе —  увеличения налога на дорогие транспортные средства и дорогую недвижимость.  Что касается неналоговых сборов, то нагрузка действительно растет, признал президент. Правительству поручено к июню следующего года создать реестр неналоговых платежей: это позволит оценить, что происходит в этой сфере, и создать соответствующее регулирование.

По факту налоги на бизнес растут за счет косвенной нагрузки, отмечает Буклемишев. У перехода к низкой инфляции есть обратная сторона — неналоговые сборы, солидарен бенефициар «Русских фондов» Сергей Васильев. «При высокой инфляции правительство решало бюджетные проблемы именно инфляционными методами, а вот при низкой инфляции, при которой мы еще не жили, такие методы уже не работают, поэтому идут в ход различные новые сборы (в их числе — плата за стоянки и прочее), которые перекладывают нагрузку на плечи граждан», — отмечает он. Из слов Путина понятно, что решения здесь пока нет, добавляет Васильев: «Это новые вызовы».

Многие поставленные задачи являются краткосрочными, отмечает Буклемишев: если смотреть в будущее, источники роста российской экономики отсутствуют.

Без России сделки ОПЕК бы не было

Среди достижений российского правительства, о которых упомянул Путин, была сделка с ОПЕК о сокращении добычи нефти.

Сокращение добычи приведет к стабилизации нефтяного рынка и росту цен, полагает российский президент. По его словам, эффект для казны и компаний будет такой: разница в $10 в ценах на нефть будет означать дополнительный доход бюджета в 1,75 трлн рублей, для нефтяных компаний — 750 млрд рублей. «В конечном итоге все оказываются в выигрыше», — пояснил  Путин. По его словам, это первое такое решение в рамках ОПЕК за последние восемь лет: «Без нашей доброй воли на совместную работу с ОПЕК этого результата не было бы».

Адаптация экономики к новым ценам на нефть еще не началась, отмечает Скрыпник. Реальных механизмов сокращения добычи и экспорта нет, скептичен Буклемишев: конечный результат сделки с ОПЕК может  быть нулевым, после временного роста цен может последовать более глубокое падение.

Бюджет на 2017 год сверстан из консервативных прогнозов – $40 за баррель.

Ставка на высокие технологии

Среди стратегических задач Путин обозначил задачу для России стать значимым игроком на рынке технологий. «Мы исходим из того, что должны вписаться в общемировой тренд перехода к новой технологической революции и быть лидерами. У нас есть для этого все шансы, имея в виду высокий уровень развития науки и образования», — отметил он.

Россия пока вкладывает в высокотехнологичные сферы меньше, чем страны ОЭСР: 1,2% ВВП против 2,4% ВВП соответственно.

Экспорт IT-технологий был совсем недавно практически нулевой, сейчас  он составляет около $7 млрд, порадовался Путин. Чтобы подчеркнуть успехи IT-отрасли для сравнения он привел цифру по экспорту оружия — $14,5 млрд.

«Многие высокотехнологичные отрасли являются абсолютно конкурентоспособными. Пока они, правда, выглядят, как такие точки роста, точечные успехи, но во многих из этих направлений мы, безусловно, являемся лидерами», —  уверен российский президент.  Рецептов по форсированию технологического рывка России у опрошенных Forbes экономистов не оказалось.

Let’s block ads! (Why?)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...





Прокомментировать статью »